Чернявская Юлия. Белорусы. От "тутэйшых" – к нации

Чернявская Юлия. Белорусы. От "тутэйшых" – к нации
45'800 р.
Вага: 580 г
Памеры: 145x215 мм



Под общей редакцией А. Е. Тараса. – Минск : ФУАинформ, 2010. – 512 с. : ил. – (Неизвестная история).

ISBN 978-985-6868-27-9

Главный вопрос, рассматриваемый в этой книге – существует ли в настоящее время белорусская нация, или же она только формируется? Для ее решения автор дает ответы на три других вопроса: 1) какова была ментальность "традиционных" белорусов (т.е. сельского населения и выходцев из крестьян) в старину; 2) какие изменения в этой ментальности произошли за 70 лет правления коммунистов, настойчиво осуществлявших индустриализацию и урбанизацию страны; 3) какова ментальность современных белорусов.

Книга написана с позиций современной культурологии и социальной психологии, в популярной манере. Она представляет значительный интерес для широких кругов читателей в Беларуси и за ее пределами.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие редактора
Предисловие автора

ВВЕДЕНИЕ

Парадоксы белорусской этничности
Седая старина: откуда пошел народ белорусский?
Великое Княжество – литовское или белорусское?
Речь Посполитая: литвины, поляки, белорусцы
Белорусы в империи: перекройка ментальных основ
Белорусское Возрождение или национально-культурное проектирование?
Советский и постсоветский белорус: особенности этничности

Часть І. БЕЛОРУС В СОБСТВЕННОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ

(На материале белорусских сказок)

Очерк 1. АВТОПОРТРЕТ БЕЛОРУССКОГО КРЕСТЬЯНИНА

"Людзьмі звацца...": самообраз традиционного белоруса
Белорус как идеал: стремление к святости
"Негативный белорус": недовольство собой

Очерк 2. "ЧУЖИЕ" И "ДРУГИЕ" – КТО ОНИ?

"Мы" и "Они": немного теории
Образ чужого: Пан
Поп и крестьянин: кто ближе к Богу?
Злодей ли "Злодзей"?
Москаль – человек пути
Свой Чужой: Еврей в белорусской сказке
Ситуативность "своего" и "чужого"
"Гендерный Другой": Баба

Очерк 3. КАК БЕЛОРУСКИЙ КРЕСТЬЯНИН ВИДЕЛ МИР?

Менталитет и картина мира традиционного белоруса
Традиционный белорус во времени и в пространстве
Имя, вера, идентичность

Часть ІІ. БЕЛОРУС СОВЕТСКИЙ И ПОСТСОВЕТСКИЙ

Очерк 4. СОВЕТСКИЙ БЕЛОРУС

Советский социум как общество Модерна
Менталитет и картина мира советского белоруса
Сакральное – профанное
Добро (свое) – Зло (чужое)
Жизнь – Смерть
Мужское – женское
Время и пространство в менталитете белорусского советского интеллигента
Этническое время
Этническое пространство
Этничность советского белоруса: имя и вера
Предварительные итоги: менталитет и этничность советского белоруса
Изменения в менталитете белорусского советского интеллигента: вместо выводов

Очерк 5. ПОСТСОВЕТСКИЙ БЕЛОРУС: РЕАЛЬНОСТЬ И ВИРТУАЛЬНОСТЬ

Интернет: проблемы и возможности
Картина мира и менталитет современного белоруса (по материалам блогов)
Космос – Хаос
Сакральное – Профанное
Добро – Зло
Свое – Чужое
Жизнь – Смерть
Мужское – женское
Время и пространство: как их ощущает современный белорус?
Этническое время
Этническое пространство
Этничность советского белоруса: чересполосица версий
Кто свой, а кто чужой, или Этнические стереотипы в блогосфере
Современная национальная идея как миф и как реальность

ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИЛИ БЕЛОРУС "НА РОСТАНЯХ"

(Особенности белорусской самоидентификации)

Приложение: ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ ЛИКБЕЗ

Этничность – факт или проблема?
Тайная жизнь этноса: менталитет, картина мира, самообраз
Этнические стереотипы и ценности
Этнос и нация: общее и различное

Цитируемые источники

Коротко об авторе

 

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА

В силу служебных обязанностей я был первым и самым внимательным читателем предлагаемого сочинения. Поэтому заявляю с полным на то основанием: вы не пожалеете, что приобрели его. Таких книг о нашем народе еще никогда не было. Не все согласятся с тезисами и выводами автора, но всем будет интересно. Во время последней войны на листовках обычно писали – "прочти и передай товарищу". То же самое я могу сказать о книге Юлии Чернявской.

Разумеется, как и всякое другое исследование сложных, спорных, нерешенных проблем, эта книга тоже содержит немало такого, что способно вызвать (и обязательно вызовет) дискуссии.

Например, автор придерживается популярной версии о "решающем" влиянии славянских переселенцев на коренное (балтское) население земель будущей Беларуси. Лично мне эта версия представляется весьма сомнительной.

Дело в том, что как установили генетики (генетика – в отличие от истории и культурологии – точная наука), беларуский этнос является генетически (кстати говоря, и антропологически) неизменным на протяжении минимум трех тысяч лет! В отдельных (окраинных) районах Беларуси прослеживаются лишь незначительные СЛЕДЫ пришлых этносов, затрагивающие не более 5 % местного населения. Ни в данных генетики, ни в материалах антропологии и археологии, ни в мифологии нет следов массовых МИГРАЦИЙ на нашу территорию – ни славянских, ни каких-либо иных.

С другой стороны, славян античные авторы вроде бы начали упоминать в своих сочинениях с конца III века нашей эры. Но это еще вопрос, кого они имели в виду. Современные исследователи ожесточенно спорят, можно ли отнести упоминаемых Тацитом, Птоломеем, Иорданом и другими древними учеными племена (народы) антов, венедов, склавенов и прочих – к славянским?

Более того, многие ученые пришли к выводу, что славяне появились только в IV веке, и представляли собой не какое-то конкретное племя, а конгломерат представителей разных племен, объединившихся в военный союз ради грабежа и захвата земель обеих Римских империй – Западной и Восточной. В процессе взаимодействия друг с другом они постепенно выработали язык межнационального общения – славянский. И в этом смысле стали словенами или славянами, – от понятия "словить", то есть, понимать друг друга.

Если сопоставить два этих ряда фактов, ни о каких славянских пришельцах на территорию Беларуси говорить не приходится. Говорить можно лишь о переходе ряда древних этносов (ятвягов, пруссов, дайновов – в западной части страны и кривичей – в восточной) на славянский язык князей-завоевателей и дружинников, а позже – о восприятии ими славянского языка через христианскую литературу.

Напомню, что знаменитые Кирилл и Мефодий искусственно сконструировали в 863 году письменный язык для славян. И что они сделали это по приказу Константинопольского патриарха с целью распространения христианского вероучения в Великоморавской державе, существовавшей на территории нынешней Чехии и Венгрии с 830 по 906 год. Священные книги переводили на этот новый язык с греческого.

Здесь неизбежно возникает вопрос: если редактор и издательство придерживаются иных воззрений по ряду принципиальных проблем, нежели автор книги, то зачем ее публикуют? На это я отвечу встречным вопросом: а с какой стати все должны думать одинаково? Книга, как я уже сказал, интересная, побуждает к размышлениям и спорам. Этого вполне достаточно для ее издания. Если же мы всякий раз будем стремиться к единомыслию и единообразию, то далеко не уедем.

***

Предметом исследования автора являются в первую очередь этничность и ментальность "традиционного беларуса" (то есть, крестьянина) по материалам народных сказок. Правда, при таком подходе вне рассмотрения остались менталитет и этничность беларуской шляхты, служилых людей, ремесленно-торговых слоев, чиновников, церковников. Ведь они – в определенном смысле – "не народ", и сказок не сочиняли. Тем не менее, имеющийся материал тоже многое объясняет в нашей теперешней жизни.

Интересно, например, читать о том, как крестьяне в сказках одерживают виртуальные победы над панством. В реальной жизни все было точно наоборот. Впрочем, и сказочный материал хорошо показывает, до какой степени "мужичье" трепетало перед "панством". Дальше чувства ненависти и жалких попыток элементарного обмана "панов" крестьяне не смеют идти даже в своем воображении. Физическую расправу с угнетателями творят черти!

Далеко не случайно "молчаливое большинство" нынешних беларусов – вчерашние крестьяне, нынешние горожане в первом или втором поколении – по-прежнему надеются, что вмешается кто-то со стороны и устроит им "сапраўднае жыццё". Например, "добрый царь" (король, президент) или черти (иностранцы). Сами они не смеют.

Точно так же в сказках мужики смеются над попами и евреями, то есть, над "людьми книги". В жизни подобных насмешек они избегали. Потому что позицию "пристройка сверху" в социально-экономических взаимоотношениях всегда занимали – помимо "панства" – именно церковники (попы, ксендзы) и торгово-ремесленное сословие (евреи).

Сегодня мы тоже каждый день видим, как некоторые "спрытныя хлопцы" творят, что хотят и успешно набивают свои карманы "зеленью", а "традиционные беларусы" лишь открывают рот в немом изумлении, да еще сжимают кулаки в бессильном гневе. Но сделать ничего не могут. Многовековое презрение "к навукам" и "скубэнтам" дорого им обошлось.

Неумение мыслить с позиций информационных и социально-экономических наук висит на их шеях многопудовыми гирями (я имею в виду именно неприятие научного способа мышления, а не "образования" как такового). Между тем мир давно живет в условиях научно-технической революции. Тех, кто ментально застрял на стадии традиционного (крестьянского) общества, просят не волноваться напрасно. Им абсолютно ничего "не светит". Разумеется, это касается не только беларусов.

Обращаю внимание читателей на то обстоятельство, что все эти критические инвективы – сугубо мои. Автор более склонен восхищаться моральными достоинствами "мужыкоў", чем видеть какие-то изъяны в их образе.

Несколько слов о терминах.

Институт русского языка РАН (Российской академии наук), игнорируя серьезнейшие геополитические изменения на постсоветском пространстве, упорно пропагандирует термины "Белоруссия" и "белорусы". Это – шовинистический стереотип москвичей. Они крайне огорчены тем фактом, что бывшие колонии Москвы (лицемерно называвшиеся "союзными республиками") приступили к устранению русификаторских извращений на своих территориях. Наша страна называется "Беларусь", а мы, соответственно, "беларусы". В ноябре 2009 года с этим согласился даже президент России во время встречи с беларускими журналистами. Так что, на мой взгляд, писать или говорить "белОрусы БелАруси" и неправильно, и смешно. Ведь мы называем свою страну "Белая Русь", а не "Бело Руссия".

К сожалению, Ю. В. Чернявская отвергла аргументы на этот счет и категорически потребовала сохранить термины "Белоруссия" и "белорусы". Что ж, это ее право.

***

В процессе доработки текста автор и редактор осуществили следующие изменения.

Глава "Краеугольные камни этнической культурологии", открывавшая книгу, перекочевала в приложение и обрела иное название. В ней разъясняются термины и концепции современной культурологии, а также научная позиция автора. Далеко не все читатели нуждаются в таком разъяснении, между тем, оно занимает довольно много места.

Был снят ряд фрагментов в обеих частях книги.

Редактор в ряде мест сопроводил авторский текст примечаниями, в которых выразил несогласие с некоторыми тезисами автора, либо уточнил содержание используемых терминов. Была также изменена стилистика отдельных смысловых блоков.

Анатоль Тарас,
доктор наук в области информационных технологий,
профессор.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Создавая ту или иную концепцию, автор выстраивает своего рода дом, имеющий все, что положено иметь дому – стены, крышу, фундамент. И, разумеется, краеугольные камни – "фундамент фундамента". Нередко бывает так: то, что на первый взгляд кажется нам красивым и прочным строением, рассыпается в пыль именно потому, что плохо держат краеугольные камни. При анализе особенностей этнической общности "дом" теории часто рушится из-за неуклюжего обращения с понятиями "этнос", "нация", "этническая территория" и со многими другими (рассмотрению основных научных понятий, используемых в книге, посвящено приложение – "Этнокультурологический ликбез").

Впрочем, иногда причина – не в неловкости или безграмотности, а в сознательном стремлении исследователя представить свой народ "самым-самым" – самым древним, самым генетически "чистым", самым культурно развитым, самым достойным. Обычно это делается из "патриотических" соображений, например, с целью усиления самосознания представителей этноса. Но в таком случае исследование подменяется мифотворчеством, и мы с изумлением узнаем, например, что Будда был украинцем (В. Бебик), что именно украинцы создали санскрит и учили неграмотных индийцев Ведам (В. Кобылюх), или что грузины были европейцами уже тогда, когда Ясон ступил на территорию нынешней Колхиды, а Прометея боги приковали к скале (М. Саакашвили).

Как правило, претензии на исключительную древность и почетное происхождение своего народа поддерживаются и усиливаются доказательствами "непочетного" и "недревнего" происхождения народов-контактеров... Впрочем, зачастую даже доказательств не требуется. В таком случае, например, автор-армянин, только что говоривший о недопустимости межнациональной вражды, раз за разом повторяет клише о звериной сущности турок – и именно через эту призму рассматривает мораль и ценности сегодняшних турок.

Все это – пусть крайние, но примеры непонимания (а еще чаще – намеренной подмены) самых простых вещей: например, того, что санскритские корни в словах родного языка вовсе не означают, что санскрит создан именно твоим народом; что древнее население той или иной территории нельзя отождествлять с сегодняшним этносом, что не бывает "аристократических" и "плебейских", "добрых" и "злых" народов, хотя бы потому, что неправомерно отождествление отдельных людей (или даже групп) со всем народом...

Для того, чтобы разобраться в этом, следует четко понимать, что такое этнос и чем он отличается от нации; в каких аспектах эти понятия следует различать, а в каких они являются синонимами; что такое этнические стереотипы, и бывает ли так, чтобы какой-то народ был глупее, бездарнее, нравственно ниже другого народа; что такое "душа народа", "национальный характер" или менталитет – и как он передается (через "общую кровь", священные традиции, школу, семью или как-то иначе?); что такое "этничность" и "этническая картина мира"?

Разумеется, это нужно именно тем, кто хочет разобраться, а не тем, кто хочет найти в книгах подтверждение тому, что собственный народ (белорусский, русский, украинский или любой другой) – лучше, древнее и "аристократичнее" других.

И, наконец, последнее в этом введении, но далеко не последнее по сути. В начале XX века немецкий социолог Макс Вебер (1864 – 1920) ввел в научное употребление важный исследовательский принцип – метод "идеального типа". Что это значит? То, что предпринимаемая ученым попытка зафиксировать черты какого-нибудь явления (в нашем случае, белорусской этничности и менталитета) – никогда не может претендовать на абсолютную истину. Тому причиной является и то, что мир беспределен, а человек ограничен своим маленьким участком в нем; и то, что мир бесконечен, а человек смертен, поэтому его выводы всегда "предварительны".

Ученый никогда не может полностью охватить предмет, который он анализирует. Любое (а тем более гуманитарное) исследование – не более чем конструкт: ведь факты, лежащие в его основе, можно истолковать разными способами и с различных точек зрения. Таким конструктом и является идеальный тип. Именно поэтому любая концепция требует дополнений, исходящих от других авторов, других концепций.

Не знаю, действительно ли в споре рождается истина (мне кажется, что спор – чересчур жесткое и недоброе место для рождения не только истины, но и смысла), однако уверена: истина рождается только в диалоге. Потому здесь я буду говорить об этничности, менталитете, картине мира белоруса исключительно с позиций собственного идеального типа, не только допуская, но и приветствуя другие точки зрения – лишь бы они были аргументированы.

Основой для создания "идеального типа" белорусского менталитета и особенностей этничности крестьян XIX – начала XX веков послужили социально-бытовые сказки; исследование "белорусско-советского" менталитета строится на материале личных писем белорусского советского интеллигента; анализ современной этничности – на материале интернет-блогов (преимущественно "Живого Журнала").

***

Я хочу выразить благодарность тем, кто – прямо или косвенно – помогал мне в работе над этой книгой. Я благодарю:

Моего мужа Юрия Зиссера – за постоянное внимание, интерес к книге и консультации по вопросам, связанным с использованием Интернета.

Мою мать Александру Чернявскую и мою дочь Евгению Чернявскую – за веру в меня.

Моих учеников – Вячеслава Сащеко, Екатерину Савицкую, Елену Спирину, Веронику Русакову – за доброе ко мне отношение и за поддержку в трудное время.

Галину Сушко, Ольгу Василенок, Ирину Корнееву, Елену Ру-денко, Елену Потехину, Вадима Казначеева – за дружбу.

Олега Айзберга за долгие интересные беседы.

Екатерину Савицкую – за концепцию обложки.

Анатолия Тараса, без которого эта книга не появилась бы.

Блоггеров байнета, чьи тексты я использовала в этой работе. Приношу им свои извинения в связи с тем, что по настоянию редакции интернет-адреса блоггеров были удалены. Наиболее интересные и развернутые реплики я буду снабжать именами авторов. Отдельно благодарю блоггера macsimby – первого читателя главы о блогах – за внимание, интерес и замечания.

Преамбула закончена. Что ж, как говорится, с Богом...

Юлия Виссарионовна Чернявская (1962 г.р.) окончила филологический факультет Белорусского государственного университета (БГУ) по специальности "филология" и Республиканский институт высшей школы при БГУ по специальности "культурология". Кандидат культурологии, тема диссертации (2002 г.) – этнокультурная самоидентификация белорусского народа".

Составитель хрестоматии "Психология национальной нетерпимости" (1998). Автор книг "Народная культура и национальные традиции" (2000); "Этнические основания культуры" (2001, автор); "Введение в культурно-философскую антропологию" 2003); "Личность и культура" (2003); "Белорус: штрихи к портрету" (2006), "Белорусы: от "тутэйшых" к нации" (2010). Опубликовала свыше 50 статей в научных изданиях, в том числе в России, Польше, Бельгии и Германии.

Падрабязьней пра кнігу тут і тут.


Раім таксама паглядзець:
Деружинский Вадим. Тайны беларуской истории
34'900 р.

Деружинский Вадим. Тайны беларуской истории

Многие беларусы не знают, что наш народ до 1840 года назывался литвинами, что никакой "Беларуси" в средние века не существовало, а была Литва – к которой Республика Летува не имеет отношения. Об этом и многом другом, интересном и важном для национального сознания современных беларусов, рассказывается в книге, рассчитанной на широкий круг читателей.

Акудовіч Валянцін. Код адсутнасці. Асновы беларускай ментальнасці
21'800 р.

Акудовіч Валянцін. Код адсутнасці. Асновы беларускай ментальнасці

Менск: Логвінаў, 2007. — 216.

Невядомая Беларусь
12'400 р.

Невядомая Беларусь

У эсэістычнай форме кніга распавядае пра Беларусь, гісторыю, культуру і мэнтальнасьць яе насельнікаў. Аўтары кнігі – вядомыя беларускія інтэлектуалы, пісьменьнікі і гісторыкі, польскія і расейскія дасьледнікі, а таксама публічныя асобы.

Астапенка Анатоль. Игде зродилися и ускормлены суть по Бозе. Дослед беларускага
87'900 р.

Астапенка Анатоль. Игде зродилися и ускормлены суть по Бозе. Дослед беларускага нацыяналізму

У кожнай сучаснай дзяржаве кожны нармальны грамадзянін ад пачатку нацыяналіст. Быць нацыяналістам – гэта нармальны стан чалавека. Чалавека без свайго нацыянальнага пачатку на Зямлі проста не існуе. Кожны нараджаецца альбо эстонцам, альбо рускім, альбо кітайцам... Я нарадзіўся беларусам. І змяніць гэтага я не дам рады. Але калі гэта так, калі Госпад даў мне жыццё ў гэтай нацыі, то значыць так трэба, і ў гэтым маім нацыянальным існаванні і ёсць Найвышні сэнс.